Оказалось ли антитурецкое эмбарго чувствительным для российских потребителей?

Овощи и фрукты 11 ноября 2016

Фото: © blinow61 / Bigstockphoto

Снизить издержки эмбарго для покупателей удалось за счет реэкспорта турецкой продукции из Белоруссии и Казахстана.

От российского продовольственного эмбарго сильнее всего пострадали турецкие производители огурцов, пишут эксперты Института Гайдара в июньском Мониторинге экономической ситуации. Эмбарго было введено 1 января 2016 года. Помимо огурцов, под его действие попали такие овощи, как томаты, лук и цветная капуста. Запрет также коснулся гвоздик и фруктов (апельсины, мандарины, виноград, яблоки, груши, абрикосы, персики), а также замороженных частей тушек и субпродуктов домашних кур и индеек. В последующие полгода Россия ввела ограничения на импорт перца, гранатов, баклажанов, салата, тыквы и кабачков.

До эмбарго на долю России приходилось около половины экспорта огурцов из Турции, констатируют в Институте Гайдара: турецким производителям было сложно найти альтернативные рынки, из-за чего их внешние поставки в первом квартале 2016 года упали на 40% (здесь и далее - в годовом выражении). Менее болезненно эмбарго отразилось на производителях томатов, которые за январь-март 2016 года сократили экспорт лишь на 8% (со 156,6 тыс. до 143,3 тыс. т), при том что в первом квартале 2015 года доля России в их внешних поставках составила 70%% (109,5 тыс. т). Добиться этого турецким производителям удалось отчасти за счет десятикратного увеличения экспорта в Белоруссию и Казахстан - страны-члены Евразийского экономического союза, у которых есть возможность для реэкспорта продукции в Россию (Таблица 1).

Экспорт томатов из Турции в 2015 и 2016 гг.

Эмбарго отразилось и на российском импорте томатов, отмечают эксперты Института Гайдара. В 2016 году в структуре поставок из-за рубежа преобладали томаты из Марокко, которые были почти в полтора раза дороже турецкой продукции, на долю которой в 2015 году приходилось более половины импорта (Таблица 2).

Структура импорта томатов в Россию и цены на границе в 2015 и 2016 гг.

Майское эмбарго на другие плодоовощные товары (баклажаны, перец, салат лутук, кабачки и тыквы) не могло привести к тяжелым потерям российских потребителей, заключают эксперты Института Гайдара - как в силу низкой доли турецкого импорта в потреблении этих продуктов, так и в силу возможности турецких производителей использовать Белоруссию и Казахстан в качестве площадок для реэкспорта на территорию России.

В первом квартале 2016 года потери Турции от обнуления поставок сельхозпродукции в Россию составили $209,1 млн, говорится в июльском докладе Минэкономразвития; по итогам же первых пяти месяцев они достигли $380,9 млн. Для России же антитурецкое эмбарго оказалось менее болезненным по сравнению с контрсанкциями в отношении ЕС, полагают аналитики IndexBox: плодоовощная продукция из Турции либо была замещена поставками из других стран, либо поступала в качестве реэкспорта из стран-членов ЕАЭС. Однако избежать роста стоимости импорта не удалось, что негативно сказалось на покупательской способности потребителей, подытоживают аналитики IndexBox.