Почему к приватизации 19,5% акций «Роснефти» удалось привлечь иностранных инвесторов?

Нефть и нефтепродукты 8 декабря 2016

Фото: © blinow61 / Bigstockphoto

Сделка могла быть профинансирована за счет 600 млрд руб., вырученных «Роснефтью» от размещения облигаций.

Пакет акций «Роснефти» в 19,5% продан консорциуму трейдера Glencore и инвестиционного фонда Qatar Investment Authority за 10,5 млрд евро, сообщил в среду вечером главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин на встрече с президентом Владимиром Путиным.

Сделка стала неожиданностью для участников рынка, констатируют аналитики IndexBox. Большинство наблюдателей считали наиболее вероятным выкуп миноритарного пакета у «Роснефтегаза» самой «Роснефтью». Причиной тому служил низкий интерес к сделке со стороны инвесторов, которым хорошо известно, что в России миноритарии не влияют на реальное управление госкомпаниями. В 2000-е годы это наглядно показал опыт приобретения миноритарного пакета «Газпрома» немецкой E.On RuhrGas AG (ФРГ), а в 2010-е - вхождение BP в состав акционеров «Роснефти»: пребывание двух представителей британского нефтяного мейджора в совете директоров компании Игоря Сечина в ее жизни ничего не поменял.

Как правило, миноритариями иностранные инвесторы становятся в частных российских компаниях, где выше шанс получить влияние на принятие решений. Так, в сентябре 2015 года китайский Фонд шелкового пути (SRF) приобрел 9,9% акций компании «Ямал-СПГ», акционерами которой являются «Новатэк» (50,1%), французская Total (20%) и китайская CNPC (20%). В декабре 2015 года китайская Sinopec купила 10% акций «Сибура». Полгода спустя российско-китайская межправительственная комиссия одобрила предложение по продаже еще 10% акций «Сибура» инвестору из Китая: им станет либо инвестиционная компания CDP-Capital, являющаяся подразделением государственного China Development Bank, либо Фонд шелкового пути.

Еще одной причиной низкого интереса инвесторов являлись финансовые проблемы «Роснефти», отмечают аналитики IndexBox: по итогам первого полугодия 2016 года общая задолженность компании по кратко- и долгосрочным кредитам составила 2,9 трлн руб. (данные отчетности по МСФО). Из-за санкций «Роснефть» вынуждена прибегать к займам у китайских банков и компаний: в частности, она получила 1,9 трлн руб. в качестве предоплаты по долгосрочному контракту на поставку нефти в Китай (данные отчетности за первое полугодие 2016 года), а также 940 млрд руб. от China Development Bank Corporation (данные отчетности за второй квартал 2016 года). В том числе за счет этих средств «Роснефть» в октябре приобрела контрольный пакет акций «Башнефти» за 329,7 млрд руб.

В силу этих причин наиболее вероятным претендентом на приобретение миноритарного пакета стала сама «Роснефть», напоминают аналитики IndexBox: для покупки компания могла использовать 600 млрд руб., которые были выручены от размещенных 5 декабря облигаций. Официально «Роснефть» сообщила, что эти средства пойдут на зарубежные проекты и рефинансирование долга. Однако нельзя исключать, что привлеченные 600 млрд руб. были переданы в долг консорциуму Glencore и Qatar Investment Authority. К тому же из собственных средств Glencore оплатил покупку лишь 0,54% акций «Роснефти» - остальные 18,96% были приобретены за счет займов и средств Qatar Investment Authority, говорится в официальном сообщении трейдера.

Если подтвердится предположение о том, что 600 млрд руб., полученные «Роснефтью» от размещения облигаций, были одолжены консорциуму Glencore и Qatar Investment Authority, станет понятно, почему к сделке удалось привлечь иностранных инвесторов.