Почему нынешний кризис станет для России самым тяжелым за 20 лет?

Инвестиции 10 октября 2016

Фото: © kadmy / Bigstockphoto

Инертность экономической политики обернется для России затяжной стагнацией.

Начавшийся в конце 2014 года кризис стал уже третьим в постсоветской истории России. Впервые со спадом ВВП страна столкнулась еще на старте рыночных реформ. В 1990-е гг. экономика переживала затяжной спад из-за выбытия советских предприятий, продукция которых не находила спрос в условиях открытого рынка. Яркие тому примеры - ткацкие фабрики в Иваново, угольные шахты в Ростовской и Кемеровской областях или автомобильные заводы в Москве, Тольятти и Нижнем Новгороде. Параллельно с этим развивались ориентированные на рынок отрасли, которые фактически не существовали в эпоху СССР - банки, телекоммуникации, ритейл. К тому моменту, когда производство невостребованной на рынке продукции достигло дна, экономика начала рост, средние темпы которого в 1999-2007 гг. достигли 6,9%.

Второй по счету кризис разразился осенью 2008 года одновременно с потрясениями на мировых финансовых рынках. За оттоком капитала ($16,4 млрд в третьем квартале 2008 года и $130,5 млрд в 2009-м) и девальвацией рубля (за август-декабрь курс доллара вырос с 23,4 до 29,4 руб./долл.) последовал спад ВВП, достигший в 2009 году наиболее низкой отметки среди всех стран Большой двадцатки - 7,8%. Благодаря большим финансовым резервам (к декабрю 2008 года в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния было накоплено $64 млрд и $34 млрд соответственно) правительству удалось хеджировать социальные риски: в 2009 году реальные доходы населения выросли на 2,3%. В 2010 году в экономике произошел посткризисный отскок: ВВП вырос на 4,3%. Однако высокие темпы роста было уже не вернуть: если в 2004-2008 гг. экономика росла в среднем на 7,1% в год, то в 2010-2014 гг. - в среднем на 2,8%.

Замедление темпов роста свидетельствовало о скатывании экономики в стагнацию, которую приблизили санкции со стороны развитых стран. Как итог, 2015 год экономика закончила со спадом в 4,3%. В первом полугодии 2016 года темпы падения ВВП в годовом выражении замедлились до 0,9%. Однако даже выход спада в ноль не будет означать завершения кризиса. Экономика просто перейдет в стагнацию, которая может оказаться еще более продолжительной, чем экономический спад 1990-х. Главная причина тому - инертность экономической политики, вектор которой в предыдущие 10 лет был направлен в сторону национализации. Из-за агрессивной скупки государственными компаниями активов доля госсектора в ВВП за 2005-2015 гг. выросла с 35% до 70% (оценка ФАС). При этом в национализированных секторах началась стагнация: так, если в 2000-2004 гг. средние темпы прироста добычи нефти в России составляли 8,7%, то в 2005-2009 гг. они опустились до 1,6%, а в 2010-2014 гг. - до 1,3% (подсчеты IndexBox).

Чтобы восстановить высокие темпы роста, правительство, в первую очередь, должно пойти на масштабную приватизацию государственных активов. Однако всерьез рассчитывать на разделение и продажу госкомпаний сегодня нельзя. Подтверждение тому - сделка по приватизации «Башнефти», покупателем в которой выступит государственная «Роснефть». Не стоит надеяться и на скорое возвращение отечественных корпоративных заемщиков на глобальный долговой рынок: для этого требуется, с одной стороны, снятие с России санкций (для чего необходимо снизить напряженность в отношениях с США и ЕС), а с другой - пересмотр инвесторами политических рисков в отношении РФ. В этой ситуации российским банкам и компаниям остается уповать только на заимствования из КНР. Однако в силу низкого уровня развития китайской финансовой системы ее ресурсы доступны только для местных корпоративных заемщиков. Поэтому привлечь средства из Китая отечественные компании могут только за счет продажи китайским инвесторам миноритарных пакетов акций: именно так поступили «Ямал-СПГ» и «Сибур», пустившие в собственный капитал «Фонд шелкового пути» и Sinopec на правах миноритариев.

Из-за этих причин стагнация в российской экономике растянется не на один год, полагают аналитики IndexBox. Ситуация будет усугубляться усиливающимся бюджетным кризисом, острая фаза которого начнется после исчерпания Резервного фонда (по расчетам Минфина, это произойдет уже в 2017 году). Чтобы минимизировать риск невыплаты зарплат бюджетникам, правительство, возможно, станет финансировать дефицит за счет Фонда национального благосостояния (ФНБ). Однако это лишь оттянет страшный конец, но его наступления не предотвратит. Преодолеть фискальный кризис можно только за счет сокращения расходов на госкомпании, армию и правоохранительные органы: прирост расходов по этим направлениям в 2007-2014 гг. достиг 5,5 трлн руб. (75% от общего увеличения расходов федерального бюджеты за этот период). Рассчитывать на такой поворот в бюджетной политике пока что сложно.

В целом, до тех пор, пока правительство не приступит к масштабной приватизации, пересмотру бюджетных приоритетов и смягчению напряженности в отношениях с развитыми странами, надеяться на выход экономики из стагнации будет сложно. Вот почему нынешний кризис станет для России самым тяжелым за последние двадцать лет.